Игорь Марфин  

Не застрахованы... от войны

1242
0
Поделиться:  
Распечатать
Отправить на почту
BritMark в цифрах
2,5 млрд. гривен
Самая большая страховая сумма по одному застрахованному объекту
О BRITMARK
 
комментарий для
День Партнер
Об авторе Позвонить Игорю
Вы владелец бизнеса в зоне АТО?

Бесплатно проконсультируйтесь с нашими специалистами на предмет страхования имущества и жизни

+38 044 425 03 77
Написать нам
 

Луганчане и донетчане сегодня не могут защитить ни имущество, ни жизнь и здоровье

АТО на востоке страны продолжается, от чего все больше страдает не только мирное население, но и экономика: банковская система практически отсутствует, бизнес закрывается или «переезжает» в более спокойные регионы, чтобы хоть как-то себя уберечь. Как говорят, никто не застрахован от войны. Тем более сегодня и в Украине. Никто не может застраховать ни имущество, ни жизнь от последствий военных действий сепаратистов. Теряют и граждане, и страховые компании.

«Донецкая и Луганская области — это приблизительно 17—18% украинского портфеля классического страхового рынка. Это достаточно много. Тем более это родина многих крупных компаний, которые имеют филиалы практически во всех регионах страны», — отмечает президент Украинской федерации страхования Андрей ПЕРЕТЯЖКО. В целом же, потери страхового рынка, прогнозирует он, могут составить до конца года по меньшей мере 50% в этом регионе. «Это будут как расторгнутые договора, так и те, которые потенциально могли быть заключены», — добавляет Перетяжко. По его словам, причинами этого является снижение бизнес-активности в регионе, а также проблемы с функционированием офисов. «Мы знаем, что некоторые компании официально закрыли свои офисы, а некоторые работают без режима уже третий месяц: сегодня работаем, завтра из-за военных событий — нет», — объясняет президент Украинской федерации страхования.

Эксперты объясняют гражданам: чье имущество было повреждено сепаратистами, возмещения не получат. А все потому, что военная ситуация на Востоке не причисляется к страховым случаям. Потому что, согласно договору страхования, возмещаются убытки, возникшие в результате обычных противоправных действий третьих лиц (ПДТЛ), а вот террористические и военные действия, гражданские волнения и попытка захвата власти — исключаются. «Да и в условиях настолько обостренной ситуации очень непросто отличить их друг от друга. Это усложняет задачу определения, является ли случай страховым. Также существенно повышается вероятность наступления ПДТЛ, например, кражи, поскольку усложнена работа правоохранительных органов и охранительных организаций», — отмечает директор отдела имущественного страхования, партнер BritMark Игорь МАРФИН. По его словам, некоторые компании все еще страхуют объекты в этом регионе, но исключая риски группы ПДТЛ. Кроме того, объясняет он, у страховых компаний возникает еще одна проблема — технические сложности в проведении осмотра и оценки пострадавшего имущества, а также получении справок от компетентных органов.

То же говорят и в Лиге страховых компаний. «В мировой практике риски терроризма и военные риски не покрываются стандартными договорами страхования, а лишь в рамках национальных программ (США, Великобритания, Германия, Испания и другие страны) или через страховые пулы (Россия)», — отмечает заместитель Председателя Совета Лиги страховых организаций Украины Александр ЗАЛЕТОВ. По его словам, в Украине подобных программ нет, поэтому не стоит ожидать появления подобных страховых услуг.

«Мне кажется, что не все до конца поняли, что риск, который мы страхуем, — повысился в разы», — отмечает Андрей Перетяжко. Он объясняет, что чаще всего убытки Клиентов страховых компаний связаны с кражей, ограблением и изъятием автомобилей, техники и других материалов. Второй тип убытков — связанный непосредственно с военными действиями (попадание снарядов, пожары, вызванные этим).

Президент Украинской федерации страхования добавляет, что на сегодняшний день нельзя застраховать свое имущество на подобные случаи. «Все крупные страховщики не дают это покрытие по двум причинам. Первая — сейчас это невозможно делать, потому что нельзя подсчитать этот рынок, сколько он будет продолжаться и стоить. Второй вопрос — если мы говорим о больших убытках и рисках — то это страхование крупных предприятий от рисков терроризма. Никакая компания не может взять на себя ответственность за крупный химический комбинат или шахту для возмещения убытков, которые могут быть нанесены в результате боевых или террористических действий, потому что это миллионы гривен», — говорит он.

Что касается физических лиц, то Перетяжко отмечает, что в настоящее время на рынке происходит дискуссия на тему того, как и каким образом можно внедрить страхование военнослужащих, включая сотрудников МВД, которые принимают участие в антитеррористической операции, и людей, которые принимают участие как гражданские лица по поддержке армии. «Пока еще нет решения, поскольку это очень сложный механизм, в котором должен принимать участие и государственный бюджет. Так это работает во многих странах», — добавляет он.

Механизмы внедрения подобных видов страхования уже в разработке. «Собственно, у нас уже были и будут встречи с регулятором. Мы будем смотреть на опыт других стран — США, Европы, анализировать. Мы это делаем, но пока еще решения не нашли, как можно было бы быстро обеспечить такое страхование с привлечением частных страховщиков», — говорит президент Украинской федерации страхования.

О необходимости объединения государства и страховщиков говорит и Залетов. «25 декабря 2013 года Правительством Украины было принято Постановление №975 «Об утверждении Порядка назначения и выплаты одноразового пособия в случае гибели (смерти), инвалидности или частичной потери работоспособности без установления инвалидности военнослужащих, военнообязанных и резервистов, которые были призваны на учебные (или проверочные) и специальные сборы либо для прохождения службы в военном резерве». Оно не предусматривает страхования военнослужащих. Однако внедрение такого страхования было бы целесообразно в рамках Национальной программы финансового обеспечения военнослужащих, военнообязанных и резервистов, которые были призваны на учебные и специальные сборы либо для прохождения службы в военном резерве», — отмечает он. Заместитель Председателя Совета Лиги страховых организаций Украины также добавляет, что для принятия такого документа необходима политическая воля и определенное время для подготовки соответствующего нормативного акта.

Будут ли страховать компании от военных действий на Востоке в дальнейшем — вопрос открытый. «Думаю, что продукты, связанные с терроризмом и военными действиями, появятся на рынке страховых услуг уже по завершении войны», — отмечает Андрей Перетяжко. Ведь сегодня страховщики не могут брать риски, которые нельзя четко подсчитать.

«Сейчас основные страховые компании на рынке не вводят подобные продукты, — говорит Игорь Марфин. — Ведь страховая компания должна точно оценивать риски и запрашивать адекватные страховые тарифы. Никакой статистики и прогнозов относительно убытков в текущей ситуации нет, поэтому внедрять новые страховые услуги — неэффективно». В то же время, предполагает он, некоторые страховщики, пытаясь заработать больше, попробуют воспользоваться этой возможностью. «Например, до сих пор есть страховые компании, которые без проблем страхуют объекты в Крыму», — говорит Марфин.

Мария ЮЗЫЧ, Газета «День» №118, (2014)

Оцените публикацию
  • - ужасно
  • - плохо
  • - нормально
  • - хорошо
  • - отлично

Спасибо!
Ваша оценка:
Рейтинг: 5 (1 голосов)
Поделиться